Темерезов Ислам Халисович Технология формирования педагогической культуры мастера профессионального обучения

КЧГУ им. У.Д. Алиева

г. Карачаевск, КЧР, Российская  Федерация

В среде мастеров профессионального обучения бытуют ложные представления, иллюзии, заблуждения об удивительной легкости педагогического труда, о главенстве в педагогической деятельности технологических знаний, умений, навыков. В этой связи многие профессионально-педагогические работники считают, что педагогическое ремесло доступно чуть ли не каждому человеку, и в этой связи они довольно легко принимают решение о переходе с какого-либо производства в профессиональное училище, лицей.

Отчуждение от педагогической подготовки часто связано с тем, что она носит формальный характер, направлена на обеспечение мастеров теоретическими знаниями из области профессиональной педагогики, психологии, методики производственного, практического обучения, в которых педагоги зачастую не испытывают потребности. Более того, преподаватели системы повышения квалификации, имея ученую степень доктора или кандидата наук, часто, не обращают внимания на уровень готовности опытных мастеров, имеющих чаще всего среднее или среднее специальное и редко высшее образование, осмысливать педагогические понятия. Как правило, порой до 35-45% излагаемого учебного материала они не осмысливают и проводят в этой связи время, отведенное на обучение впустую. То есть, основное противоречие, которое возникает при организации образовательного процесса для мастеров, возникает между процессом “навязывания” мастерам содержания учебного материала и познавательными потребностями педагогов-практиков. Поэтому образовательный процесс в этой связи не способствует реинтерпретации. “Знаниевый” подход в педагогической подготовке, особенно начинающих мастеров, все еще остается традиционным. Сущность его заключается в том, чтобы передать им необходимый объем педагогических знаний. Многие исследователи считают, что необходимо в педагогической подготовке мастеров идти от теории к практике. Они вводят так называемую порцию знаний, единицу обучения, считая, что педагогическая информация, якобы через осознание ее значения и смысла, поможет мастерам решать различные по содержанию педагогические задачи.

“Знаниевый” подход развивает, в основном, исключительно интеллектуальную сферу личности, причем, только ту ее часть, которая связана с педагогической памятью, почти не затрагивая мотивационную, конативную (волевую), эмоциональную сферы личности, определяющие развитость педагогической культуры мастеров профессиональной школы. Преобладание “знаниевой” педагогической подготовки над всеми ее остальными видами приводит, в основном, к развитию формального уровня педагогического сознания, затрудняет развитие педагогической культуры мастеров профессионального обучения.

Порцией, квантом такого развития педагогической культуры является интеллектуальное умение, позволяющее разрешать педагогические задачи. Такой подход, интенсивно развивая педагогическое мышление, однако не “дотягивает” до развития педагогической рефлексии, слабо способствует обращению внимания мастера на себя, строительству себя и самореализации.

Еще позднее, особенно в педагогике высшей школы, в системе повышения квалификации обозначился “деятельностный” подход или

“контекстный”, связанный с моделированием педагогической практики, ее анализом в ходе различных по природе (ролевых, инновационных,

организационно-деятельностных, организационно-педагогических) игр и тренингов.

Где бы ни было организовано обучение мастера: по месту работы, на курсах, дома, на конференции, выездной организационно-деятельностной, организационно-педагогической игре и какие бы средства развития педагогической культуры не использовались (практическая деятельность, общение, учение, игра) в любом случае имитировались или анализировались реальные педагогические явления. Порцией, квантом, единицей такого общения выступает педагогическое действие в определенной педагогической реальности.

“Деятельностный подход”, во многом облегчая мастерам переход от учебной деятельности к педагогической, от развития педагогического сознания к развитию педагогической культуры, тем не менее, упускает из поля зрения “новообразования в личности”, хотя последние не могут произойти без развития ее деятельности.

Деятельностный анализ, свойственный теоретикам педагогической деятельности, по нашему мнению, не может существовать изолированно от личностного. В этой связи для такого исследования, как наше, фундаментальный смысл и значение имеет личностно-деятельностный подход.

Долгое время в нашей стране в условиях всеохватывающего тоталитаризма формировалась императивная теория образования взрослых, рассчитанная на повышение психолого-педагогической квалификации среднего “слушателя”. Причем, педагогический поиск чаще всего осуществлялся не для совершенствования образования, например, мастеров, которые зачастую заняли преподавательское место, не обучаясь специально профессиональной педагогике, а в угоду “политической конъюнктуре”.

В современных условиях, хотя ситуация и диаметрально изменилась, но мы сталкиваемся с тем, что неосмысленное, механическое введение гуманистических и демократических начал в институтах и факультетах повышения квалификации приводит к негативным последствиям: снижению общей эффективности образовательного процесса, значительному различию между теоретическими положениями, которые описываются в концепциях, посвященных образованию взрослых, и практикой проведения лекционных и семинарских занятий, организацией внеучебной деятельности мастеров профессиональной школы.

Выход из этого положения стали искать в разработке разнообразных образовательных программ, массовом открытии образовательных центров, институтов развития, но оказалось, что преподаватели системы повышения квалификации не готовы к работе по-новому, в новых образовательных учреждениях, потому что находятся на уровне схоластического или формального педагогического сознания. Одна из главных причин недостаточного уровня развития педагогической культуры у большинства мастеров кроется как в достаточно низком уровне, прежде всего, педагогического сознания у преподавателей системы повышения квалификации, так и в слабом внимании к этой проблематике в педагогической науке.

Известно, что педагогическое сознание не только отражает, но и определяет результативность, характер, направленность педагогической деятельности . Поскольку принцип единства сознания и деятельности, (JI. C. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн) должен являться основополагающим в изучении проблем взаимоотношения сознания и деятельности, то следует признать, что использование личностно – деятельностного подхода в изучении проблемы развития педагогической культуры мастеров является актом логичным и вполне обоснованным.

Сознание и деятельность не противоположны друг другу, но и не тождественны, а образуют единство. Психика может быть правильно понята, если она рассматривается как продукт развития и результат деятельности. Понятие “личностно-деятельностный подход” означает, что, во-первых, организация лекций, семинаров, внеучебных занятий в системе повышения квалификации должна рассматриваться с учетом их личностной обусловленности, с учетом личностных позиций их участников: субъектов образовательного процесса – преподавателей и мастеров, сотрудников психологических и социологических служб. Во-вторых, процессы и преподавания, и учения происходят в деятельности (активной, целенаправленной). В-третьих, результаты образовательного процесса – педагогические знания, умения, мировоззрения и пр., т.е. вообще развитие личности мастеров достигаются в результате деятельности.

Таким образом, необходимо апробировать преимущества личностно – деятельностного подхода непосредственно в практике педагогической подготовки мастеров профессиональной школы. Это означает, что в отличие от традиционного подхода к педагогической подготовке мастеров во главу угла ставится не содержание учебного материала, тот минимум, который обязательно нужно “передать” мастерам, “влить” в их головы, и в этой связи, расписание, очередность учебных занятий, их форма и методы, а личность педагога: кто он, какое он имеет образование, чего хочет приобрести, какие имеет потребности, интересы и пр.

Смысл преподавательского труда в нашем случае должен отражать отношение мастеров профессиональной школы к педагогике, их познавательные запросы и педагогические затруднения.

В этой связи перенос внимания руководителей системы повышения квалификации с акцента содержательного на личностный означает принципиально иную организацию педагогической подготовки мастеров.

В этом случае развитие педагогической культуры – как интегрального качества личности мастера становится и целью и одним из главных критериев деятельности профессиональных образовательных учреждений, а значит и системы повышения психолого-педагогический квалификации профессионально-педагогических работников.

Личностно-деятельностный подход ни в коем случае не сможет заменить “знаниевый” или “задачный”. Сформировавшиеся на различной эмпирической базе эти подходы развивают у мастеров различные стороны педагогической культуры и поэтому они равноправны, но взятые в отдельности односторонни.

“Знаниевый” и “задачный” подходы являются своего рода предпосылкой для реализации личностно-деятельностного подхода, более того, первые два подхода должны рассматриваться с точки зрения возможностей развития личности мастера.

Получается, что практическая деятельность – основная деятельность, обеспечивающая развитие всех выделенных нами компонентов педагогической культуры. Ее структурными компонентами являются: преподавание, воспитание, развитие личности будущих рабочих и специалистов, диагностическая, проектная, исследовательская, творчество в одном или нескольких видах педагогической деятельности

Список использованной литературы

  1. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. – М., – т. З, 1983. Т.4, 1984.
  2. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М., 1983.
  3. Новиков A. M. Профессиональное образование России /Перспективы развития. – М.: ИЦП НПО РАО, 1997.
  4. Ризз Г.И. Размышления о педагогической культуре, деятельности, мышлении /Педагогика, 1995.

Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. 2-е изд. М., 1976.

Добавить комментарий